Версия для слабовидящих

Солист Большого театра Геннадий Янин: «Я взял в Челябинск чемодан животов и пакетик с лысиной»

июня 6 2013 / Алла Ципордей / Онлайн издание "Хорошие новости"

Заслуженный артист России, солист и бывший заведующий балетной труппой Большого театра в Москве на два дня приземлился в Челябинске. Геннадий Янин сегодня 6 июня станцует роль Модеста в спектакле «Анюта» на фестивале «Татьяна Предеина приглашает…», артист считается одним из лучших ...

Заслуженный артист России, солист и бывший заведующий балетной труппой Большого театра в Москве на два дня приземлился в Челябинске. Геннадий Янин сегодня 6 июня станцует роль Модеста в спектакле «Анюта» на фестивале «Татьяна Предеина приглашает…», артист считается одним из лучших в мире исполнителей этой партии. В эксклюзивном интервью «Хорошим новостям» Геннадий Янин рассказал, какой самый невероятный подарок ему и Цискаридзе сделала поклонница, как он оторвал от стены станок в челябинском оперном и почему в его чемодане лежит живот.

- Геннадий, Вы не в первый раз в Челябинске, что Вас тут больше всего удивило?

- Радуга зимой! В мой последний приезд я был ошарашен, небо было розовое, а над всем этим была радуга!

- Челябинская прима-балерина Татьяна Предеина приглашает Вас уже пять лет подряд, этот раз какой-то особенный?

- Сбылась моя давнишняя мечта, Татьяна встречает свои именины 25 января и все фестивали приурочивает к Татьяниному дню, поэтому всегда здесь бывал лютой зимою, и мечтал увидеть Челябинск летом!

- А как началась Ваша история дружбы с Челябинском и с Татьяной?

- Моя история отношений с Челябинском очень длинная, более 5 лет, но кроме «Анюты» ничего здесь не танцевал. Я считаю эту роль одну из добротно сделанных, вложил в нее много мозга и души. С Татьяной мы познакомились давно, чтобы не соврать в цифрах, скажу, что в конце прошлого века. Мы в одно время работали в «Кремлевском балете», ее педагогом была Екатерина Максимова. В то время мы с Таней много общались. Поэтому, конечно, отказаться от приглашения примы-балерины глупо, я сразу согласился.

- Вы приехали за день до выступления, на репетиции времени крайне мало, трудно вписываться в новый коллектив?

- Труппа уже не чужая, с солистами со многими я уже работал, это же спектакль-клон. А я, как деталь из пазла, которую вынули и поставили в другой пазл. В Челябинской постановке есть даже более удачные режиссерские находки, чем в постановке Большого театра, по работе с персонажами.

- Какие, например?

- Есть такой момент, так называемый «бульвар», когда все маршируют по бульвару. Мой герой в Большом театре выходит на этот бульвар, читает газету и почему-то держит в руках букет, который потом вручает Анюте. Я старой закалки артист, мне нужна предыстория, как у Станиславского, я должен поверить, почему это произошло. Не понятно, почему человек безразличный ко всему приперся на бульвар с букетом. Когда я приехал сюда, то увидел совсем другой вариант: девушки, танцующие вокруг меня, держат в руках по цветку, и в определенный момент они сбегаются ко мне для того, чтобы увести с центра сцены и дарят мне в это время по цветочку, у меня в руках оказывается букетик. Это так логично!

- Но все равно у Вас свой стиль, своя манера…

- Да, в какой-то степени получается, что приехал в Тулу со своим самоваром. У актера и у зрителя замыливается взгляд, и любое новое воспринимается нехорошо. Поэтому нужно сразу работать убедительно, чтобы не возникло вопросов.

- А что у Вас за самовар? Из чего он состоит?

- Это пузо и лысина! Очень забавно, когда я был моложе и ездил на гастроли, пакетик с костюмами занимал уголок в чемодане, там лежало трико и балетные туфельки, одна пара на два спектакля. А сейчас мне приходится тащить с собой целый чемодан фраков, животов, бакенбард, лысин. Поэтому и в Челябинск я привез чемодан животов и пакетик с лысиной.

- Глядя на Вас, никогда не представишь старика!

- В этом сложность роли Модеста Алексеевича, это возрастная роль. Персонаж, которого я играю, значительно старше меня. Многие зрители, которые приходят на балет, и не знают меня лично, хлопают только потому, что перед ними человек в возрасте, да еще и так прыгает! Это большой комплимент для артиста, когда удается обмануть зрителя.

- Разоблачаетесь на поклоне?

- Нет, не разоблачаюсь даже в конце спектакля. Только когда прихожу в гримерную, снимаю с себя маску.

- Говорят, у вас с Татьяной Предеиной прямо во время танца происходит необычное общение на сцене…

- Я сам люблю во время сцены потрепаться с партнёршей, и Татьяна всегда мне отвечает. У нее очень острое чувство юмора, публике это не заметно, а я еле сдерживаюсь от смеха. Это конечно не диалоги, это словечки, вставленные во время танца по поводу темпа, или еще чего-то. Я бы сказал, что Татьяна очень «говорящая» балерина. Разговаривать во время танца очень сложно, поэтому это ее ноу-хау.

- Как у вас репетиции в Челябинске проходят?

- Как раз в мой последний приезд сюда я пришел заниматься с труппой в класс. И во время одного движения оторвал станок от стены. Станок в руках остался!

- Необычные подарки, комплименты от челябинских зрителей получали?

- В Челябинске не было, было во Владивостоке. Мы приехали на гастроли и пошли вечером гулять с Николаем Цискаридзе. И проходя мимо голубых кабинок туалета, увидели бабушку, которая сторожила эти кабинки и читала газету. В один момент бабушка подняла глаза и узнала моего коллегу Цискаридзе. Ее счастью не было предела, она была счастлива! Но что поразило меня больше всего, она сказала: я купила на вас билеты. Конечно, она сказала: «Пожалуйста, это подарок от меня! Сходите в туалет бесплатно!», но мы сдержались, не воспользовались невиданной щедростью.

- Сейчас в балете дефицит мужских кадров, был ли он в то время, когда Вы учились в Московском училище?

- Нет, балет был элитарным, отбоя от мальчиков не было, был огромный конкурс, надо было его пройти, чтобы поступить. Балет давал совсем другие возможности, это была возможность выехать за границу, попасть в этот круг общения. Но потом все поменялось, сами знаете, в каком состоянии сейчас театры. В Петербурге, например, были выпуски, где вообще не было мальчиков.

-Наверняка в детстве Вас отдавали в училище, как в армию?

- Я провел там сложные 8 лет, родители жители в Подмосковье и отдали меня в интернат, я там проводил 6 дней в неделю. Были свои минусы, но тогда все было по-другому, тогда в интернате МаХУ были только хорошие новости! Сейчас я бы не смог своих детей отдать в балет, и не отдал.

- Приключались с Вами забавные истории в училище?

- Конечно! Однажды забыли закрыть дверь между мужской и женской половинами в общежитии. Девочки пришли ночью нас мазать пастой. Тогда все было невинно, пастой мазали. Когда услышали, в коридоре шаги воспитателя, все куда-то попрятались, кто под кровать, кто еще куда-то, а одна девочка спряталась за занавеску, залезла на подоконник большого окна. И первое, что увидела воспитательница – это силуэт за шторой, подсвечиваемый уличным фонарем. Она подошла, отдернула занавеску и спросила: «Шабалкина, что Вы здесь делаете?» Она невозмутимо спустилась с подоконника и ответила: «Мы готовили политинформацию!».

- Самостоятельность во время учебы как проявляли?

- Для нас понятие «прогулять урок» – это был нонсенс, не могу сказать, что я хорошо учился, я много шалил, и всегда выгоняли за поведение. Сейчас я понимаю, что это поведение была обратная сторона моей артистичности. Как тогда можно было не понять педагогам, что растет артистичный ребенок. Хотя без дисциплины тоже нельзя было. Мой одноклассник Владимир Малахов, звезда мирового балета, мы с ним прожили 8 лет в одной комнате. Он очень неважно учился, но нужно отдать должное, все сразу поняли, что это будущая звезда, его никто не терзал. Я никогда не делал домашнее задание по математике. Если перед уроком была большая перемена, то я успевал списать. Учительница, уже заходя в класс, шла к своему месту и, не поворачиваясь, спрашивала: «Янин, ты сделал домашнее задание?». Я всегда говорил: «Нет…» – «Два!». С этого всегда начиналась математика.

- Как Вы стали ведущим программы «Абсолютный слух» на канале Культура?

- Очень просто, по кастингу, меня пригласили на просмотр. Было условие, что кандидат должен был иметь представление о театре, а не быть просто мальчиком или девочкой с хорошими внешними данными. Надо было разбираться в том, о чем ты говоришь.

- Пришлось чему-то учиться на телевидении?

- Да, после первого же снятого цикла передач, когда я все пересмотрел, просил все стереть, все уничтожить,я был очень недоволен собой! Сразу побежал учиться к педагогу по речи, долго ходил на занятия, как студент. Это как управлять машиной с левым рулем, знаешь как, но без тренировки не получится.

- Вы водите в Москве?

- Да, конечно, у нас в Москве счастье, ввели платные парковки, машин стало меньше. У меня Мерседес, очень люблю водить автомобиль. Езжу на машине летом в Крым, например.

- Есть у Вас другие увлечения?

- Да, я очень люблю оперу, музыку, вот это настоящее мое увлечение, балет – это моя профессия. Далеко не все балеты люблю, не понимаю современный балет и не восторгаюсь им, как и абстрактной живописью. Мне никто никогда не объяснит красоту «Черного квадрата» Малевича.

- О чем Вы думаете перед выходом на сцену?

- Странно, вроде от опыта должно приходить спокойствие и уверенность, но я всегда волнуюсь перед выходом на сцену. Приезд в Челябинск для меня один из сложных моментов, ведь я здесь не второй и не третий раз. Планка исполнения уже поднята до определенного уровня. Каждый раз – это реванш, вся актерская деятельность построена на реваншизме. С возрастом волнение усиливается, ведь ты должен подымать планку выше и выше.


Постоянная ссылка на материал:
http://hornews.ru/news/interview/solist_bolshogo_teatra_gennadiy_yanin_ya_vzyal_v_chelyabinsk_che.html#

 
Information Partners:
URAL1 Информационно-аналитическое агентство "Урал-пресс-информ"
 
Министерство культуры Челябинской области Культура и искусство Южного Урала
 
Нацпроект "Культура"
Портал Культура РФ